Диссертации



  Монографии



  Статьи



  Учебные программы и пособия



  Тексты



  Учебные пособия



Эстетически-художественное пространство и антропологический смысл литературы


 

1. Понимание искусства в ХХ веке смещается от конкретно-исторического изучения тематики и поэтики к постижению человеческого аспекта творчества – к установлению качества литературной позиции художника (его идиориторики), т.е. способа жизнеутверждения, который имеет антропологический смысл. Философская антропология – «область философского знания, ориентированная на исследование и описание базовых констант человеческого бытия» (www. аnthropology.ru). Литературно-художественное творчество следует осмыслить как такую константу, как форму самоопределения человека, форму обнаружения и осмысления им своего присутствия, своей связи с бытием, которое именно таким образом и обнаруживает себя как мир человека, является в качестве эстетически-художественного пространства, т.е. становится культурой.

Западный человек осуществляется в своём культурном качестве во многом благодаря литературе: таким образом этот человек узнаёт и знает себя, обнаруживает свои качества. Литературно-художественное творчество референтно не определённой социально-исторической действительности, но человечности, поэтому его смысл может быть вполне понят именно в связи с антропологической проблематикой и наоборот: последняя с очевидностью обнаруживается в литературе. Рассмотрение эстетически-художественного пространства ближайшим образом связано с проблемой интеллектуального переживания человеком обстоятельств собственной жизни и фактов культуры, а также с вопросами психологии восприятия мира и его претворения в искусстве.

2. М. Хайдеггер отличает эстетически-художественное пространство от двух других форм - физически-технического и пространства повседневного поведения и общения. Если движение человека в физическом пространстве есть созидание условий нравственно-интеллектуального самопознания человека, то художественное пространство, представляющее собою особую реальность, даёт возможность его свободного самоопределения (см. об этом: С.Н. Зотов «Художественное пространство – мир Лермонтова». Таганрог, 2001. С. 94 – 114). Единое эстетически-художественное пространство следует рассматривать в двух его аспектах: пространство художества предстаёт как открытость со-творения мира в искусстве, действительность художнического видения (сфера творца), а художественное пространство - как конкретная данность, замкнутость, действительность образа (сфера творения). Взаимосвязь указанных сфер есть манифестация когнитивного единства - сознания и бытия, эпистемологии и онтологии - в области эстетически-художественного самоопределения человека.

Онтологическая проблематика искусства может быть описана в соответствии с философией Хайдеггера: художественное пространство, систематически осмысливаемое как эстетическое, постоянно расширяется, образуя области наличного и возможного благодаря творческому усилию, имеющему сверхличный смысл. С другой стороны, пространство художества описывается в теории литературы М. Бланшо, который понимает творящее сознание как подлинную сущность творчества, чистую креативность, отличную от любой конкретности – произведения, творчества того или иного автора, равно как и традиции в целом.

3. Взгляды Хайдеггера и Бланшо в их единосущности и взаимодополнительности вновь представляют когнитивное единство, которое может быть развёрнуто, представлено эксплицитно с помощью понятий самоопределение и интеллектуальное переживание.

Самоопределение – важнейшая характеристика личности со стороны её нравственно-психологических качеств (внутренний мир) и в отношении к окружающим условиям и обстоятельствам (внешний мир). Самоопределение личности представляет собой экзистенциально значимый процесс выявления и утверждения человеком индивидуальной жизненной позиции, основанной на определенных идеологических взглядах и самопознании; самоопределение является следствием размышлений и практического поведения личности и предпосылкой ответственных её поступков.

Самоопределение художника осуществляется в интенсивном интеллектуальном переживании мира-культуры, которое представляет собой своеобразное пресуществление природного в культуру. Какое-либо чувственное восприятие, поэтическое впечатление при его воспоминании неизбежно становится интеллектуальным переживанием уже в силу необходимой осознанности (или в процессе осознания, интеллектуального освоения). Интеллектуальное переживание представляет собой процесс обнаружения бессознательного содержания душевной жизни. Даже будучи не выявленным, это содержание души существенно, ибо может стать основанием иного впечатления (или целого ряда таких восприятий). Последнее же, возможно, когда-либо переступит порог сознания, станет фактом интеллектуальной жизни поэта, интенсивность и многообразие которой, видимо, зависят от природной впечатлительности и возможностей её образного выявления, т.е. художнического таланта, который, в свою очередь, не представим помимо культурного опыта и определённой отнесённости к литературной традиции. Память оказывается средством «переработки» впечатлений в интеллектуальные переживания и образы. Она основывается, с одной стороны, на чувственном опыте, который, с другой стороны, «узнаёт» себя в литературной традиции. В таком синтезе запечатлевается и сохраняется чувственность иного порядка, нарастание внутреннего, сердечного знания о мире и о человеке.

Уточним ещё раз: речь идет о бессознательных впечатлении, чувстве, ощущении и т.п., которые благодаря более или менее случайно возникшим ситуациям воспоминания становятся интеллектуальным переживанием, соотнесенным с литературной традицией, и, следовательно, могут стать новым художественным образом. Интеллектуальное переживание означает самораскрытие человеческой сердечности в культурных обстоятельствах или самоопределение культуры на почве сердечности человеческого существования, т.е. речь идёт в конечном счёте об одухотворённости чувства.

4. Художественное пространство должно быть понято «как нечто целостное и единое с двух, казалось бы, разных точек зрения – самого поэта-творца и текста, в котором он это свое поэтическое творение осуществляет» (В. Топоров). С точки зрения результата художественного движения указанное единство творца и творения может быть понято как телесность художества, но, с другой стороны, творчество следует охарактеризовать как осуществление духовности, т.е. обнаружение внутренних преобразований, отличающих творческую личность. Художник претворяет в творчестве себя, как бы заново рождается, т.е. становится благодаря художественному сотворению кем-то иным в мире-художестве, который одновременно, преобразуясь, получает его имя, например, «мир Лермонтов». Тем самым он утверждает действительность и возможность мира человека и искусства, которое становится формой человечности. Благодаря интеллектуальному переживанию художником своей связи с миром-культурой расширяется эстетически-художественное пространство, оно нарастает индивидуальным творческим свершением, имеющим всеобщий смысл. Мир человека буквально творится художником, в нём можно жить по слову поэта. Интеллектуальное переживание искусства критиком/читателем представляет собой обнаружение и описание литературной позиции художника и одновременно - филологическое «воскрешение» автора, который понимается как одно из имён смысла литературной традиции, а не конкретно-историческая личность.

 

 

 

 

 

ОПУБЛИКОВАНО: Литература в контексте современности: материалы II Международной научной конференции. Челябинск, 25 – 26 февраля 2005 г.: в 2 ч – Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2005. – Ч. I. С. 166 – 168.

Copyright 2009 ©
Все права защищены.