Диссертации



  Монографии



  Статьи



  Учебные программы и пособия



  Тексты



  Учебные пособия



Приложение 1 Персонаж как литературоведческая категория


I. Персонаж как литературоведческая категория[1]

 

В современном литературоведении нет единства в терминах для обозначения образа человека в художественном произведений. Достаточно назвать термины "персонаж", "действующее лицо", "литературный герой", а также "характер литературный" и, наконец, просто "образ", чтобы стала ясной терминологическая неоднозначность[2]. Основанием для такой неоднозначности является, по-видимому, ряд причин, среди которых отметим многосторонность изображения человека в литературном произведении, сложную систему художественных средств его изображения, что и закрепила терминологически литературоведческая практика. Упорядочение понятий и их терминологического выражения - одна из главных задач любой науки и литературоведения в частности. Между тем в "Краткой литературной энциклопедии" читаем:  "Персонаж (...) - в обычн<ом> знач <ении> то же, что литерат <урный> герой. В лит<ературо>ведении термин "П <ерсонаж>" употребл<яет>ся в более узком, но не всегда одинаковом смысле. Тем не менее термин этот редко определяют, и обычно лишь контекст указывает его объем и сод<ержани>е. Чаще всего под пе<рсонажем> понимается действ действ<ующее> лицо"[3]. "Литературный герой - образ человека в лит<ерату>ре. Однозначно с л<итературным> г<ероем> нередко употребляются понятия "действ<ующее> лицо" и "персонаж". Иногда их отграничивают: л<итературными> г<ероями> называют действ<ующих> лиц (персонажей), нарисованных более многогранно и более весомо для идеи пр<оизведен>я. Иногда понятие "Л<итературный> г<ерой>" относят лишь к действ<ующим> лицам, близким к авторск<ому> идеалу человека (т.н. "положит<ельный> герой") или воплощающим героич<еское> начало... Следует, однако, отметить, что в лит<ератур>ной критике эти понятия, наряду с понятиями х<аракте>р, тип и образ, взаимозаменяемы"[4]. И далее: "Постепенное отождествление понятий "Л<итературный> г<ерой>", "персонаж", "действующее лицо", их уравнивание - это живая тенденция совр<еменного> литературного процесса; она отражает конец древней иерархии, худож<естественной> неравноценности "героев" и "простых смертных" в рамках произведения... В великих реал<истических> пр<оизведения>х идеал, худ<онественная> тенденция вытекает целиком "из положения и действия" (Ф.Энг <ельс>), из взаимоотношений всех персонажей, а Л<итературными> г<ероями> являются теперь все основные действующие лица, в т.ч. и отрицательные"[5]. Приведенное выше толкование понятий упраздняет ограничения типа: "Термин "П<ерсонаж> "чаще употребляется применительно к второстепенным действующим лицам"[6]; "...понятию "П<ерсонаж> более всего соответствуют герои драматургии, образы-роли"[7].

Вернемся к приведенной выше цитате: "Чаще всего под п<ерсонажем> понимается действующее лицо". Сравним это утверждение со следующими: "Персонаж... - действующее лицо драмы, романа, повести и других художественных произведений"[8]; "Персонаж - действующее лицо произведения"[9]. Очевидно, что в этих определениях речь идет не об "уравнивании", "отождествлении" понятий "персонаж" и "действующее лицо", а об их иерархичности, о сведении частного ("персонаж") к более общему ("действующее лицо"), о чем, собственно, свидетельствует все содержание цитированной выше статьи "Персонаж" в "Краткой литературной энциклопедии" и некоторые другие источники. Подтверждение указанной связи понятий находим в книге В.Я. Проппа "Морфология сказки", где они встречаются в следующем контексте: "...работа охватывала исследование богатой области атрибутов действующих лиц (т.е. персонажей, как таковых)"[10]. И далее отчетливей: "Меняются названия (а с ними и атрибуты) действующих лиц, не меняются их действия или функции. Отсюда вывод, что сказка нередко приписывает одинаковые действия различным персонажам. Это дает нам возможность изучить сказку по функциям действующих лиц"[11]. Очевидно, В.Я. Пропп имеет в виду действующее лицо сказки вообще и персонаж конкретной сказки. (Ср., например: действующее лицо исторического романа - полководец, персонажи - Кутузов, Наполеон). Следует отметить однако, возможность иного хода мысли. Есть основания утверждать, что понятие "действующее лицо" в прямом смысле обозначает особую функцию персонажа - непосредственное участие в действии, действование. С этой точки зрения более общим окажется понятие "персонаж". Кроме того, быть персонажем, действовать в произведении может не только "лицо", но и животное, а порой даже неодушевленный предмет (вспомним, например, "Историю с чемоданом" И.А.Бунина). Лишь более строгое определение понятия "персонаж" позволило бы избежать разночтений, пока же указанные термины следует считать равноправными.

Что же касается термина "образ" для обозначения изображения человека в литературном произведении, то исчерпывающую, на наш взгляд, критику такого употребления термина дал Г.А. Гуковский. Он писал: "В школьной практике утвердился обычай термином "образ" обозначать не только преимущественно, но и исключительно образ-характер действующего лица литературного произведения. Это словоупотребление настолько укоренилось, что оно имеет тенденцию перейти и в вузовское преподавание литературы, а у некоторых доцентов пединститутов и университетов уже и вошло в правило. Между тем такое применение термина и понятия "образ" ненаучно, и оно искажает правильное понимание искусства вообще и литературы в частности. Наука об искусстве учит нас, что в художественном произведении образ - это вовсе не только внешний и внутренний (психологический) облик действующего лица, что в нем все элементы сконструированы в смысловом отношении как образы, что вообще искусство - это образное отражение и истолкование действительности". Это значит, что "в произведении художественной литературы мы обнаруживаем сложную систему образов, в которой одну из важнейших, но вовсе не единственно важную роль играют образы действующих лиц"[12]. И далее: "Когда мы говорим об "образах" в традиционном и ненаучном смысле, мы часто забываем, что ведь всякий образ есть непременно образ чего-либо, что образ сам по себе и сам для себя не бывает, потому что представление, ничего общеидейного не выражающее, - это еще не образ, это еще не искусство, это еще не идеология вообще"[13]. К этой обстоятельной характеристике можно лишь прибавить, что до сих пор нередко то ошибочное, точнее, неупорядоченное употребление термина "образ", о котором говорил ученый.

Из всего сказанного выше можно заключить, что несмотря на употребление в литературоведческой практике различных терминов, есть достаточные основания выделить в качестве основного термин "персонаж", обозначающий "действующее лицо" художественного произведения. Термин "литературный герой" при этом окажется частным случаем, а употребление термина "образ" в данном смысле следует считать неправомерным.

Однако, персонаж не только "действует" в прямом смысле слова. Он получает исчерпывающее художественное воплощение в пространстве-времени данного произведения, и мы имеем дело с образом персонажа, т.е. с определенной системой средств изображения действующего лица и выражения его необходимых характеристик[14], среди которых уже одно из важных мест занимают действия и поступки.

2. Персонаж и характер

 

Одна из проблем рассмотрения образа человека в литературно-художественном произведении сводится к определению понятия "характер" в его существенных связях. Например, "Словарь литературоведческих терминов" предлагает такую его трактовку: "Характер литературный... -изображение человека в словесном иск<усст>ве, определяющее своеобразие содержания и формы художественного произведения"[15]. Действительно, результатом изображения человека в литературном произведении является, как правило, образ-характер; в то же время не всякое такое изображение представляет собой характер: во-первых, в художественном творении могут быть даны скупые черты, детали, за которыми характер лишь угадывается, а во-вторых, в некоторых случаях персонажи не имеют даже характерных черт, но между тем своеобразно участвуют в действии (таковы, например, дети генерала в романе Ф.М. Достоевского "Игрок").

Таким образом, приведенное выше определение по меньшей мере учитывает не все случаи изображения человека в словесном искусстве. "Персонаж" оказывается в этом отношении понятием более широким.        С.Г. Бочаров устанавливает соотношение понятий "персонаж" и "характер": "Мы будем различать "характер" и "персонаж", "героя", "действующее лицо" в составе художественного единства, литературного образа человека: анализом его внутренней структуры станет различение этих понятий... Отличая "характер" и "персонаж", мы отличаем как бы "сущность" и "форму" художественной личности"[16]. Такое соотношение понятий позволяет говорить о "характере персонажа", и теперь важно выяснить, что по существу представляет собой установленная связь. На выводах С.Г. Бочарова основывается Е.П. Барышников: "С т<очки> зр<ения> образной структуры Л<итературный> г<ерой> объединяет характер как внутреннее содержание персонажа и его поведение, поступка (как нечто внешнее). Характер позволяет рассматривать действия изображаемой личности в качестве закономерных, восходящих к какой-то жизненной причине; он есть содержание и закон (мотивировка) поведения Л<итературного> г<ероя>"[17]. Такое утверждение, на наш взгляд, односторонне раскрывает диалектику воплощенного в литературе образа человека, а дальнейшее уточнение автора о "борьбе, в рез<ультат>е к<ото>рой содержание (х<аракте>р) и форма (действие) могут меняться местами"[18] касается уже не основных понятий, а их частных случаев в историческом развитии литературы.

Нетрудно заметить недостаточность предложенного выше рассмотрения односторонней зависимости поведения (поступков) от характера, причем характер и поведение в данном случае являются определяющими чертами персонажа. Коль скоро речь идет о художественном произведении и, следовательно, о художественном характере, нужно говорить в первую очередь о связи взаимообусловленности: необходимо учитывать, что именно поступки, поведение персонажа во многом и обнаруживают художественный характер, собственно создают его, делают достоянием восприятия и оценки. Характер в литературном произведении может и не раскрываться с помощью иных художественных средств, следовательно, поведение в известной степени является одновременно и проявлением (формой), и содержанием изображенного художественного характера.

С учетом вышесказанного анализ поэтики литературно-художественного произведения приобретает большую научную убедительность, однако возникает опасность абсолютизации формальной стороны, когда игнорируется объективность художественного содержания характера. Вряд ли можно безоговорочно согласиться, что "характер персонажа... есть набор дифференциальных признаков"[19]. Нельзя забывать, что упомянутые признаки суть лишь проявление характера, некой сущности, которая представляет собой категорию содержания"[20]. Тот факт, что характер дан нам по большей части в его проявлениях, нельзя считать основанием для отождествления характера и суммы его проявлений. "Набор дифференциальных признаков" является следствием характера, который, интегрируя признаки, представляет собой качественно отличную сущность. "Как неповторимая индивидуальность (имярек), " информация" о которой одинакова для всех читателей, персонаж есть категория художественной формы"[21]. Характер же, осмысленный как категория содержания, воспринимается в его социально-психологических и нравственно-философских связях и обусловленности.

Изучение персонажей в связи с их поступками и характерами позволит нам прийти к обобщающим суждениям по важнейшим вопросам поэтики литературно-художественного произведения.

 



[1] Введение в литературоведение. Под ред. Г.Н. Поспелова. - М.: Высшая школа, 1976. - С. 161. См. об этом также: Цейтлин А.Г. Труд писателя. - М.: Сов. писатель, 1962. - С. 375-377.

[2] Краткий обзор трактовки понятия "персонажа (героя, действующего лица)" в теоретико-литературных курсах см.: Чернец Л.В. Персонаж и характер в литературном произведении и его критических интерпретациях // Принципы анализа литературного пр-я. - М.: МГУ, 1984. - С. 83.

[3] Магазаник Э.Б. Персонаж //Крат. лит. энциклопедия. Т.5. - М.: Сов. энциклопедия, 1968. - С. 697.

[4] Барышников Е.П. Литературный герой // Крат. лит. энциклопедия. Т.4. - М.: Сов. энциклопедия, 1967. - С. 315.

[5] Там же. - С. 316.

[6] Чернышев А. Персонаж // Словарь литературоведческих терминов. - М.: Просвещение, 1974. - С. 267.

[7] Крат. лит. энциклопедия. Т.5. - С. 697.

[8] Словарь литературоведческих терминов. - С. 267.

[9] Виноградов И.А. Теория литературы. - М.-Л.: Госуд. учебно-педагогическое изд-во, 1936. - С. 155.

[10] Пропп В.Я. Морфология сказки. - Л.:Academia, 1928. - С. 6.

[11] Там же. - С. 29.

[12] Гуковский Г.А. Изучение литературного произведения в школе // Методологические очерки по методике. - М.-Л.: Просвещение, 1966. - С. 208.

[13] Гуковский Г.А. Указ. соч. - С. 210.

[14] См. об этом: Поспелов Г.Н. Вопросы методологии и поэтики. Сб. статей. - М.: Изд-во МГУ, 1983.- С. 152, 160-164.

[15] Владимирова Н. Характер литературный. - В кн.: Словарь литературоведческих терминов. - М.: Просвещение, 1974. - С. 443.

[16] Бочаров С.Г. Характеры и обстоятельства. - В кн.: Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Образ, метод, характер. - М.: Изд-во АН СССР, 1962. - С. 316.

[17] Барышников Е.П. Литературный герой. - КЛЭ, Т.4. - С. 317.

[18] Там же.

[19] Лотман Ю.М. Структура художественного текста. - М.: Искусство, 1970. - С. 304.

[20] См. об этом: Чернец Л.В. Персонаж и характер в литературном произведении и его критических интерпретациях. - В кн.: Принципы анализа литературного произведения. Под ред. П.А. Николаева, А.Я. Эсалнек. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - С. 88.

[21] Чернец Л.В. Указ. соч. - С. 88.

Copyright 2009 ©
Все права защищены.