Диссертации



  Монографии



  Статьи



  Учебные программы и пособия



  Тексты



  Учебные пособия



Приложение 2 Понятие сюжета и фабулы в современном советском литературоведении


 

В современной теории литературы существуют два основных взгляда на существо сюжета и фабулы. Оба они, ввиду важности разногласий, нашли отражение в "Краткой литературной энциклопедии". Г.Н. Поспелов основывает свое толкование терминов "сюжет" и "фабула" на соответствии лексическому значению соответствующих слов: сюжет -от французского sujet -предмет, содержание; "Слово "фабула" родственно лат<инскому> глаголу fabulare - рассказывать, повествовать и даже болтать; значит фабула первоначально - это само повествование о происх<одящих> событиях"[1]. Отсюда: "Сюжет... - ход событий, развитие действия в повествовательных и драматических пр<оизведения>х"[2]; "Фабула - это не т<олько> порядок, но и способ, и мотивировка повествования о всем происходящем"[3]. При такой трактовке понятий, как нам кажется, сюжет может быть истолкован как ход событий в их причинно-временной зависимости, тогда как фабула учитывает композиционные моменты сюжета. В результате понятие фабулы, во-первых, теряет однозначность, а во-вторых, в указанных отношениях подменяет собой понятие композиции.

Свою точку зрения Г.Н. Поспелов развивает в более поздней книге "Вопросы методологии и поэтики": "Прежде всего, - пишет он, - надо вернуть терминам "сюжет" и "фабула" их исконный смысл, освященный давней традицией. Сюжет - это предметная динамика произведения, это развитие действия; фабула - это его композиционная динамика, это последовательность и мотивировка повествования о сюжете. Поэтому сюжет более важен для понимания произведения и должен служить отправным моментом при его изучении. Но именно только отправным моментом"[4]. Собственно, суть определений осталась прежней, однако утверждение о большей важности сюжета для "понимания произведения" (?) представляется односторонним с точки зрения общего принципа диалектического единства формы и содержания художественного произведения. Аналитические представления, как нам кажется, превалируют здесь над синтетическими, несмотря на настойчивую оговорку об "отправном моменте" исследования.

Необходимость возникшего противоречия синонимичности значений терминов "фабула" и "композиция сюжета" привела к устранению вовсе понятия "фабула" в книге "Введение в литературоведение" под ред.           Г.Н. Поспелова: "В произведениях эпических и драматических... изображаются события в жизни персонажей, их действия, протекающие в пространстве и времени. Эта сторона художественного творчества (ход событий, складывающийся обычно из поступков героев, т.е. пространственно-временная динамика изображенного) обозначается термином сюжет". "Последовательность подачи событий и их подробностей в тексте произведения... мы будем в дальнейшем называть композицией сюжета"[5]. В этом определении, как и в подходах к нему, аналитическая мысль замыкается на "изображаемом развитии действия в его индивидуальности"[6], на художественном изображении. Конечно, сюжет каждого произведения неповторим. Это "не схема действий и отношений персонажей, не система установок"[7], и вместе с тем разные сюжеты могут иметь нечто общее между собой. Типологические черты сюжета при таком его понимании учтены быть не могут.

Другой взгляд на сущность и соотношение понятий "сюжет" и "фабула" принадлежит В.В. Кожинову. Его понимание сюжета и фабулы ориентировано на общеевропейскую традицию литературоведения, которая прослежена в его основательной работе. Исследователь утверждает: "...мы называем сюжетом действие произведения в его полноте, реальную цепь изображенных движений, а фабулой - систему основных событий, которая может быть пересказана..."[8]. Такое наполнение понятий, по существу, отражает взгляды П.Н. Медведева: "Таким образом, фабула и сюжет являются в сущности единым конструктивным элементом произведения. Как фабула, этот элемент определяется в направлении к полюсу завершаемой реальной действительности, как сюжет, в направлении к полюсу завершающей реальной действительности произведения"[9].

Представления В.В. Кожинова о сюжете и фабуле отличаются специфичностью и однозначностью, учитывают диалектику отражения реальной действительности в художественном произведении. Однако, как и в предыдущем случае, данное определение не включает в себя важное понятие выразительности сюжета, т.е. установки на выражение художественного содержания - основной функции сюжета. Кроме того, у В.В. Кожинова принципиально отсутствует понятие композиции сюжета, ибо последний, с его позиций не может рассматриваться в качестве "компонента"[10]. Но тогда предложенное толкование понятий, оказывается, не принимает во внимание построение сюжета, что снижает эффективность анализа, не дает возможности учесть художественную значимость порядка изложения событий, а это наносит ущерб целостности рассмотрения литературного произведения.

Изложенные выше взгляды на связь сюжета и фабулы нашли отражение в книге "Сюжет и идея": "...в отношении "фабула - сюжет" просматривается соотношение "действительность - литература". Вопрос о соотношении между материалом действительности и его преобразованием в искусстве - исходный пункт проблемы художественности. Фабула - это понятие, устанавливающее связь искусства с его предметом - действительностью, отражаемой в произведении, сюжет - это категория самого искусства ("художества"), то есть отраженной действительности"[11]. Понятие "фабулы" вынесено авторами процитированной книги за пределы художественности, прямо соотнесено с "материалом действительности". Между тем и фабулу, и сюжет в любом толковании следует понимать как явления художественные, созданные писателем, ибо значимым в художественном отношении является не только сюжет, но и его "схема", т.е. фабула. Существенным для нас отличием понимания сюжета является в данном случае особое выделение его установки на выразительность: "Сюжет - это изображенное действие, это движущееся изображение. Однако изобразительность искусства неотделима от его выразительности; изображение - не самоцель, а средство выражения художественной идеи"[12]. Кроме того, концепция сюжета связана в данном случае, в отличие от кожиновской, с понятием композиции: "Композиция литературного произведения - это (как и в музыке) расположение элементов художественной структуры один после другого; особенности композиции, в т.ч. и композиции сюжета, выявляются по аналогии с музыкальной композицией (отсюда применение в литературоведческом анализе музыковедческого понятия "мотив")"[13]. При таком понимании сущности сюжета последний не только пересоздает черты реальной действительности (основываясь на художественной разработке фабулы) и во всей полноте воплощает художественные характеры: в сюжете выражается авторское отношение к действительности в соответствии с художественными принципами писателя (этот аспект связан в основном с композиционными моментами).

Однако, данная концепция сюжета с учетом понятия его композиции опирается более, как нам кажется, на рассмотрение "движущегося изображения" как завершенной "структуры". При этом интересная аналогия с музыкой в известной степени нивелирует многоаспектность смысла словесных средств выражения.

 

 

 

 

 

 

 

 



[1] Краткая литературная энциклопедия. Т.7. - М.: Сов. энциклопедия, 1972. - Ст. 307.

[2] Там же. - Ст. 306.

[3] Там же. - Ст. 308, 309.

[4] Поспелов Г.Н. Сюжет и ситуация. - В кн.: Поспелов Г.Н. Вопросы методологии и поэтики. Сборник статей. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. - С. 173.

[5] Введение в литературоведение. Под ред.Г.Н. Поспелова. - С. 117.

[6] Целкова Л.Н. Сюжет и фабула романа в их художественной функции. - Автореферат на соиск. уч. ст. к.ф.н. - М.: Изд-во МГУ, 1981. - С. 5. В работе конкретизируется и развивается понимание сюжета, предлагаемое Г.Н.Поспеловым.

[7] Целкова Л.Н. Указ. соч. - С. 5.

[8] Кожинов В.В. Сюжет, фабула, композиция. - В кн.: Теория литературы. Осн. проблемы в историческом освещении. Роды и жанры. - М.: Наука, 1964. - С. 422.

[9] Медведев П.Н. Формальный метод в литературоведении / Критическое введение в социологическую поэтику /. - Л.: Прибой, 1928. - С. 188.

[10] Кожинов В.В. Указ. соч. - С. 433.

[11] Левитан Л.С., Цилевич Л.М. Сюжет и идея. - Рига: Звайгэне, 1973. - С. 20.

[12] Там же. - С. 28.

[13] Левитан Л.С. Указ. соч. - С. 28.

 

Copyright 2009 ©
Все права защищены.