Диссертации



  Монографии



  Статьи



  Учебные программы и пособия



  Тексты



  Учебные пособия



Заключение


 

Поэтика длящегося мгновения и принцип отождествления, подробно описанные впервые в главе "Пространство "Демона", представляют собою основополагающие черты, образующие художественное пространство - мир Лермонтова. В "Демоне" поэтика длящегося мгновения возводится к поэтическому строю Библии, в "Герое нашего времени" она являет "остановленное мгновение" личностного развития героя. Можно утверждать, что эта поэтическая форма выражения символизирует фаустианский "момент истины", т.е. органична для европейской культурной традиции, являет ее сущностную сторону, - направленность на постижение истины существования. Вся новоевропейская литература устремлена обнаружить, запечатлеть, "остановить" мгновение, вочеловечить сверхреальность. Особенной чертой Лермонтова, составляющей его оригинальность, является своеобразное обнажение проблематики и, соответственно, обнажение поэтического приема - результат антириторической тенденции творчества, преодоления романтической односторонности выражения. Благодаря принципу отождествления нравственно-социальное содержание образов возводится к их бытийному смыслу, художественный мир обретает целостность духовно-практического выражения.

Медитативная повествовательность сопрягается в лирике Лермонтова с мифопоэтической достоверностью выражения, т.е. мифопоэтика у Лермонтова не иллюстративна, но органична для созидаемой им художественной действительности. Разноплановый опыт поэтической личности - коллизии светских отношений и кавказских скитаний - возводится визионерским проведением к основным экзистенциальным феноменам бытия и воплощается в небывалых мифопоэтических образах любви-смерти (например, "Дары Терека"), демонического отрицания жизни ("Тамара"), её иррациональности, принципиальной непостижимости посредством разумного или волевого усилия ("Морская царевна").

Конкретно-исторические черты и социально-нравственные основания жизни, личностные переживания и психологические открытия - все эти черты художественной реальности, впечатляющие своей единичной достоверностью и обобщенной содержательностью, обретают свой подлинный смысл в гармонии звучания, в Божественном звуке. Это мир звучит славой Творцу. Безусловная сердечность человеческого упования - вот что является содержанием поэтического как шестого экзистенциального феномена бытия: поэтическое есть выражение человечности, ее форма - мир Лермонтов.

Н.Ф. Федоров писал о Лермонтове: "Его личность была поэтичней всех стихотворений" [Федоров 1988, с.324]. Поэт ищет в творчестве выражение своим переживаниям и мыслям, стремясь тем самым объяснить себя, и это кажется кратчайшим путем к людям. Но стихотворчество накладывает на человека неизгладимый отпечаток, стихи парадоксальным образом служат отчуждению человека-поэта, углублению разрыва между ним и людьми, к которым он сердечно устремлен. Отрицание различных форм жизненного опыта - индивидуального и общественного - есть форма своеобразного "вычитания" (ср. это слово у Бродского); двигаясь навстречу жизни, поэт проходит сквозь нее и стремительно удаляется; творя действительность поэтически, художник ускользает от реальности, "вычитает" из нее себя.

Поэтическая речь есть форма одиночества, т.е. предельность человеческого бытия; пытаясь что-то объяснить себе при помощи художественной речи, человек впадает в одиночество и, наконец, - в полную невнятность для воспринимающих, примером чему могут служить "Поминки по Финнегану" Джойса или поэзия Хлебникова.

Концепция телесности художества приводит к мысли, что поэтика не только способна открыть смысл художественного произведения, но имеет непосредственное отношение к судьбе поэта. Все короткое по времени творчество Лермонтова есть длящееся мгновение поэтического самоопределения личности, имеющей в виду не уровень окружающей жизни, а конечные цели бытия, провидящей сверхреальность. Не случайно в юношеское мироощущение Лермонтова вторгается легендарное, индивидуально-мифологическое начало, связанное с родовыми преданиями (испанская и шотландская версии происхождения рода Лермонтовых). Это интеллектуальное переживание индивидуальной судьбы как культурно-исторического явления становится фактом творчества, реальностью поэтической биографии, своеобразным "перевернутым сюжетом", напоминающим его эпические сочинения.

Основные герои поэта - Арбенин, Печорин, Демон - совершают определенное и завершенное экзистенциальное движение. Такова же судьба самого Лермонтова. Двое из них погибли; один сошел с ума, в удел Демону досталась вечная безысходная печаль.

Цельность Лермонтова-Печорина заключена в завершенности его поэтической и человеческой судьбы.

Цельность Демона-Лермонтова - в вечной неразрешимости и уповании.

*

Блок писал о Лермонтове: "биография нищенская". "Остается "провидеть" Лермонтова [Эйхенбаум 1961, с.42]. Мир Лермонтова - это место, где находится испытующий его человек культуры, где он обнаруживает себя - это проведенное выше исследование; исследование о Лермонтове - это реальность встречи в пространстве культурной традиции. Этот мир устраивается как контекст стихотворений и мыслей, критических текстов и оценок, - как поэтическая речь в интеллектуальном переживании и аналитическом описании, как судьба поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, обнаруживающая саму возможность поэзии и являющая её действительность - мир Лермонтов.


 

Copyright 2009 ©
Все права защищены.