Диссертации



  Монографии



  Статьи



  Учебные программы и пособия



  Тексты



  Учебные пособия



Литературная традиция и проблема автора в филологии


Литературная традиция и проблема автора в 

филологии


Художественную литературу следует понять не только как миметиче-ское средство самопознания человека, но в большей степени как  «форму со-противления реальности» (Бродский). Литература представляет собой форму человечности, явленное и всякий раз снова творимое  неизменное достоинст-во человека культуры. Наиболее существенное воплощение этого достоинст-ва - автор, творящий мир человека. Новое понимание литературы возможно в последовательном диалектическом развертывании понятий история литера-туры - литературная традиция - автор.

Историческое рассмотрение имеет в виду линейное развитие литературы в связи с изменением каких-либо обусловливающих факторов - внешних, широко представляющих общественные условия (культурно-историческая эпоха, философская концепция человека и др.), или внутренних, связанных с эстетически-художественными основаниями творчества (например, качество творческого сознания). Множественность историй литературы определяется также  изменением теоретико-методологических принципов обобщения ли-тературных фактов. Временная тематизация литературы, о которой идет речь, соответствует миметическому пониманию художественной деятельно-сти, аристотелевским представлениям. 

Каждая из исторических концепций возникла в определенную эпоху, чтобы преодолеть ограниченность других воззрений и обнаружить подлин-ный смысл литературы. Невозможность унифицировать результаты научно-исторических исследований свидетельствует об актуальности понятия лите-ратурной традиции. Понятие традиции определяется не исторической из-менчивостью литературных фактов, а постоянством художественного опыта. Историческое чувство «восстает против формулы  вечного развития, в кото-рую втеснило его историческое воззрение» [Григорьев А.А. 1986], свидетель-ствует о неизменности идеала в искусстве. Позднейшее понятие чувства ис-тории «предполагает ощущение прошлого не только как прошедшего, но и как настоящего» [Элиот Т.С. 1987]. Такое представление о литературной традиции как о живом целом, одновременном ряде шедевров, меняющем свой смысл с появлением в нем  нового факта искусства, свойственно фило-софско-эстетической мысли ХХ века (Гадамер, Бахтин, Мамардашвили). Ис-кусство при этом понимается  как креативная деятельность, а не подража-ние.  Немиметическое  понимание означает, что искусство есть форма само-выявления человеческой действительности и одновременно – форма самооп-ределения человека в мире. Речь идет о своеобразной пространственной те-матизации литературы: в этом пространстве смысла, предстающем как раз-вертывание самосознания Запада в эстетически-художественной сфере, осу-ществляется человек культуры и обнаруживается человечность бытия. 

Предметом литературы  является не  т. н. действительность (внешнее, объективное), «отражённая» творческим сознанием (субъективный образ), - предметом литературы оказывается  интеллектуальное переживание мира художником, экзистенциально значимая связь человека-творца с миром, в котором он живет, и с культурой, представителем которой является. В основе своей отношение художника к миру имеет характер безотчетного сердечного движения (Достоевский), которое выражает его чувственную природу и од-новременно нравственно-интеллектуальное состояние. Понятие интеллекту-ального переживания обозначает основополагающую опосредованность чув-ственного опыта человека-художника культурой, в первую очередь – литера-турно-художественной традицией, формой выявления и социализации про-блем человеческого существования. Интеллектуальное переживание является также способом понимания, осмысления литературной традиции критиком / читателем.

Понятие автор конкретизируется благодаря парадигме традиция - про-изведение - автор. Во-первых, в произведении традиция явлена целиком, та-ково свойство традиции – являться целиком в каждом литературном факте. Свойство же литературного факта (произведения, творчества) – являть эту целостность единого эстетически-художественного пространства, не своди-мого к иным пространственным представлениям (Хайдеггер). 

Во-вторых, произведение особым образом являет автора и даже в неко-тором смысле им самим и является. Единство творца и творения представ-ляет собой особенное, «эктропическое» пространство поэзии (В. Топоров). В соответствии с понятиями телесности и художества, утверждаемыми Ап. Григорьевым, и диалектикой творчества М. Бланшо,  творение («достовер-ность формы») и творец («дух») в их единстве могут быть определены как телесность художества, они связаны актом со-творения. Телесность худо-жества может быть понята как особенное пространство, являющее целую традицию и художника как человека культуры, а не личность определенной биографии.

Т.о. главной целью филологического исследования становится постиже-ние человечности, т.е. антропологического смысла литературной традиции. Освоение этого смысла возможно благодаря описанию литературных фактов с точки зрения единства творца и творения. Такая научная стратегия утвер-ждает первостепенную роль в искусстве авторской личности в её поэтиче-ской ипостаси, а в исследовании – "воскрешение автора" благодаря интел-лектуальному переживанию критика / читателя. Утрачивая в нашей рефлек-сии конкретно-историческую определенность, автор становится творцом тра-диции и одновременно - героем всех культурных времен.

--------------------


Григорьев А.А. Искусство и нравственность. М., 1986. С.63

Элиот Т.С. Традиция и индивидуальный талант // Зарубежная эстетика и тео-рия литературы XIX - XX вв. Трактаты, статьи, эссе. М., 1987. С.170.


*  *  *


Опубликовано: «История языкознания, литературоведения и журнали-стики как основа современного филологического знания». Вып. 4. Акту-альные вопросы литературоведения. – Ростов-на-Дону, 2003. С. 13 – 15


Copyright 2009 ©
Все права защищены.